Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:26 

Сказка: Повелитель снегов

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Название: Повелитель снегов
Автор: adike & Medysa
Бета: Tu*sha
Фандом: оридж
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Кендрим, король Леонтрим, Арлан, Алестер
Тип: джен
Жанр: сказка
Предупреждение: немного насилия
Размер: миди
Статус: закончен
Аннотация: Чтобы спасти королевство, Леотрим заключает договор с древним божеством. Вот только когда пришло время платить по счетам, король решает, что цена слишком велика. К чему приведут его попытки нарушить договор?
Примечание: идея взята из песни "Два короля"


Прослушать или скачать Потаня Два короля бесплатно на Простоплеер


Глава 1 Договор

1


В этот раз ночь перед Новым Годом выдалась совсем не радостной. За традиционными гуляньями скрывалось напряжение и страх, редко звучал смех.

Войны избежать не удалось, последний шанс на мирные переговоры провалился. Будет ли император Ригго ждать весны или решит начать военные действия уже сейчас – не столь важно. Король Леотрим прекрасно понимал: на то, что его армия выстоит против многократно превосходящих сил, надежды нет. Однако и покорно ждать участи проигравшего он не собирался.

Зимний дворцовый сад темен и пуст. Лишь в одном месте, у беседки, горел фонарь, там же находилась и единственная живая душа. Леотрим задумчиво оглядел своё творение, затем ещё раз посмотрел на изображения в древнем свитке и недовольно поморщился. Созданная им фигура больше походила на нелепый снеговик, чем статую божества. Что поделать, в последний раз король лепил что-то из снега в далёком детстве. Но никого в помощь привлекать нельзя. Хотя, если верить трактату, схожесть не главное, достаточно того, чтобы все символы были нанесены правильно.

Леотрим снял промокшие перчатки и бросил их на перила. Еще раз перечитал выписанное с древней книги заклинание. Вздох вырвался облачком белого пара. Кольнула мысль, что, может быть, зря он так упрямился? В конце концов, требования императора не такие уж невыполнимые и унизительные. Правитель тряхнул головой, отгоняя трусливые мысли. Нет! Его предки прокляли б за такое! Никогда их династия не шла на уступки, тем более без боя!

– Честь я, допустим, сохранил, – пробормотал король, хоть так желая разорвать повисшую тишину, – а вот чтобы сохранить страну, вынужден прибегать к древним ритуалам.

Поняв, что дальше тянуть бессмысленно, Леотрим достал полученный от Энвера, придворного мага, флакон с темно-синей жидкостью, откупорил и капнул в каждый выведенный в снегу символ. Снадобье не столько впитывалось, сколько заполняло собой углубления. Остатки жидкости король вылил на снежную фигуру. Чуть помедлив, обнажил кинжал, надрезал кожу на руке и окропил кровью своё творение, стремясь, чтобы алые капли попали на колдовское зелье.

Стараясь, чтобы голос не дрожал, Леотрим прочитал заклинание. И ничего не произошло. Король надеялся добиться хотя бы слабого свечения, как при выполнении обрядов жрецами и магами.

Выждав ещё немного, король горько усмехнулся. Это было так наивно полагаться на ритуал, последнее проведение которого никто уже и не помнит. А может всё делать должен именно маг? Леотрим собрался повернуться и уйти, но понял, что не может сдвинуться с места. Резкий порыв ветра поднял снежинки и закружил вокруг, постепенно всё больше снега поднималось в воздух, пока мужчина не оказался отрезан от мира постоянно движущейся белой стеной.

– Зачем ты звал меня? – на том месте, где стояла примитивная снежная фигура, теперь высился старик, укутанный в длинный снежный плащ.



Гость сделал несколько шагов к призвавшему. При движении тихо зазвенели многочисленные льдинки в ожерельях, заиграли искры на резной снежинке в обруче посреди лба. Взгляд серых, словно зимнее небо, глаз проморозил короля до костей. Хмыкнув, старик протянул руку. Пальцы, покрытые корочкой льда, обжигающе-холодным прикосновением скользнули по щеке, возвращая подвижность.

– Мороз? – с трудом выдавил правитель, отшатнувшись.

– Вот делать ему больше нечего, только по первому зову являться, – ворчливо отозвался старик. – Ни фигуру нормально слепить, ни ритуал толком провести… Ну, да ладно, – заговорил он уже спокойнее, – давно из этих мест не было зова. Я – Кендрим, повелитель снегов и первый после Мороза. Зачем ты призывал моего господина?

– Моей стране нужна защита против могущественного врага, армия не выдержит удара, да и от жрецов толку ждать не приходится.

– Защищать страну – дело правителя, – буркнул старик, а затем прикрыл глаза. Порыв ветра откинул седые волосы и король увидел, что резная снежинка на лбу гостя, которую он сначала принял за украшение венца, на самом деле – родимое пятно, которое стало ещё больше наливаться светом.

– Ты примешь условия моего господина? – спросил повелитель снегов, не открывая глаз.

– А что он хочет? – осторожно поинтересовался король, про себя молясь всем известным богам, чтобы требования не оказались хуже, чем у императора. Ведь из-за войны казна не могла себе позволить финансировать постройку шикарных храмов.

– Мороза почитают многие, ведь зимой под снегом земля перерождается и отдыхает, а санным путём и по руслам скованных рек намного легче путешествовать, так что не бойся, твоя казна не потерпит убытков от строительства храмов, – Кендрим улыбнулся и покачал головой, словно поняв, какие мысли мелькнули у собеседника. – Моему господину нужно твоё дитя.

—Что? – Леотриму показалось, что он ослышался. – Мой ребенок? Зачем?

– Я уже очень стар, а потому должен озаботиться приемником. Им станет твой сын. Когда малышу исполнится год, его должны привезти в горы на севере. Избранный будет отмечен родимым пятном в форме снежинки, – гость коснулся пальцем своего знака, от чего тот вспыхнул ярче.

– Вот как, – протянул король, стараясь вырвать лишние секунды на раздумье. Бастардов он старался не делать, так что выбор был небольшим. Королева ещё не успела понести, оставалась фаворитка. Миранда была единственной из его любовниц, которая сумела обойти предотвращающие зачатия чары. Теперь она носила под сердцем его сына. – Я согласен!

– Да будет так, – Кендрим не стал разводить церемонии. – Отныне твои земли под защитой Мороза!

Леотрим поёжился от вмиг пронизавшего холода. Сила волной хлестнула во все стороны, белоснежная стена распалась. На месте гостя осталась преобразившаяся снежная фигура. Теперь это была ледяная статуя один в один повторявшая внешность Кендрима.

Король довольно улыбнулся, ведь теперь он не только заручился поддержкой одного из могущественнейших божеств, но и уладил вопрос с незаконным отпрыском. Миранде не стоило идти против его воли.

2


На северной границе королевства подпирали небо Джетонские горы. Эта земля с древних времен считалась священной. Легенды утверждали, что вечно укрытые снегом вершины – вотчина древнего божества.

В разных землях его называли по-своему. В королевстве Леотрима – Повелителем Морозов, в соседней Лиграндии – Ледяным Старцем, в известной своими винами Груинде – Снежным Владыкой.

Все три королевства, граничащие с Джетонскими горами, договорились считать их нейтральной территорией. Именно сюда и должен был доставить своего отпрыска король Леотрим.



– Однако сначала ты выполнишь свои обязательства, Мороз!

Правитель стоял на заснеженном холме, обозревая открывшуюся перед ним картину.

Огромную долину заполнила вражеская армия. Их костры освещали ночь, делая ее похожей на ясный день. Императорские войска превышали королевские более чем в пять раз. Надежды на победу нет, но без боя они не сдадутся.

– Где же твоя помощь, Мороз?! Ты обещал! – Леотрим до боли в пальцах сжал поводья.

Атаку вражеской армии ожидали завтра. До крови закусив губу и в очередной раз прокляв свою гордость, которая не позволила пойти под руку могущественного соседа, король вернулся к своему войску. Собственный лагерь показался Леотриму ничтожным – а ведь он стянул к границе все силы, какие только смог! Даже ополчение пришлось набрать.
Войдя в шатер, король вытянулся на походной постели, однако мрачные мысли до самого рассвета не давали ему возможности уснуть.

Утром его вырвал из короткого забытья сигнал тревоги – вражеская армия пошла в атаку. Заспанный оруженосец помог облачиться в доспех, и уже скоро король вновь был на холме, готовый дать команду к бою.

Однако этого делать не пришлось. Стоило императорской армии двинуться, как резко похолодало.

– Не нравится мне этот ветер, – рядом с королем стал его брат Энвер, придворный маг и первый советник.



Леотрим ощутил, словно ледяные ладони сжали его сердце и отпустили.

– Что ты имеешь в виду?
– Я бы назвал этот ветер – проявлением божественной силы, но ведь жрецы отказались благословить войну с империей.
– Жалкие трусы, – король, люто сверкнул глазами. – Думают, что могут влиять на мои решения. Обойдусь и без их поддержки.
Между тем, холод достиг долины, и Леотрим не поверил своим глазам: в мгновение все вражеское войско, включая магов, превратилось в ледяные статуи.

– Брат мой, – Энвер побледнел от ужаса, – ты с какими силами связался?

– О чем ты? – постарался как можно правдивей удивиться его вопросу король. Под ложечкой неприятно засосало – подобное обращение означало, что старший брат, который в свое время отказался от трона ради возможности посвятить себя магии, очень недоволен его поведением. Энвер был старше на пятнадцать лет, после смерти родителей он воспитывал Леотрима и, когда младшенький устраивал очередную каверзу, читал ему нотации, которые всегда начинались с обращения «брат мой».

– Кому из забытых божеств ты посвятил зелье жизни, которое выпросил у меня в канун Нового Года?

– Морозу, – нехотя признал король. – И он помог! – Леотрим сразу принялся защищаться. – Мне больше не придется заискивать перед этими напыщенными толстопузами. Вернемся в столицу – я всех жрецов к ногтю прижму. Они без моего разрешения дышать не посмеют.

– Это та плата, которую ты пообещал Морозу? – осторожно спросил маг, хорошо знающий, что потусторонние сущности просто так не помогают.

– Да, – не задумываясь, солгал король.

На следующий день он приказал сворачивать лагерь и возвращаться. На границе оставил лишь стандартный гарнизон, будучи уверенный – вражеские войска не пройдут. И он оказался прав.

Император Ригго предпринял еще две попытки атаковать королевство соседа. И оба раза, стоило его воинам пересечь границу, как они превращались в лед. Весной был подписан мирный договор, который хоть и не удовлетворял все желания сторон, но все же обеспечивал мир.

Леотрим вернулся во дворец сразу же после первой, так и не состоявшейся, битвы. Дома его ждала радостная новость: королева, которую считали бесплодной, после пяти лет брака, наконец, забеременела. Судя по срокам, понесла она в новогоднюю ночь.

3


– Дополнительный голос в совете? – в кабинете никто подслушать не мог, и монарх мог позволить тихонько поразмышлять вслух, готовясь к неприятному, но неизбежному и нужному визиту. Час назад посыльный принес долгожданную весть – Миранда рожает. Теперь нужно хорошенько задобрить ее отца, чтоб не устраивал скандал. – Нет, слишком много чести! Для этого надо оказать весомую услугу, а не девку подложить, хотя тут я сам дурак. Право являться ко мне, когда захотят, у них уже есть, что-то меньшее не предложишь, а свободных земель и так мало… Ладно, пусть будет голос, всё равно старика Грега многие не любят!

Приняв решение, Леотрим убедился, что не оставил на столе ничего важного, подошел к тайнику и извлек из него большой ларец. За его содержимое вполне можно купить небольшое, но расположенное на плодородных землях владение. Заказанные у лучшего ювелира украшения должны были послужить достойными откупными любовнице. Иметь дело с Мирандой король зарёкся в тот момент, когда она сообщила о беременности. Интересно сколько денег и сил ей пришлось потратить, чтобы преодолеть силу его амулета, препятствующего зачатию? Этот неприметный кулон Леотрим снимал только в супружеской спальне.

Завернув ларец в ткань, правитель открыл потайной ход и, поплутав по узким коридорам, оказался в небольшой комнатке, где уже поджидал доверенный слуга с маленьким букетиком. Осмотрев его, мужчина довольно хмыкнул: такое сочетание цветов прямым текстом заявляло о расставании, обещании помнить, заботиться и помогать, но не надеяться на воссоединение.

– Отлично. Если королева срочно возжелает меня видеть, ты знаешь, что делать. – Убрав цветочную записку в ларец к драгоценностям, Леотрим направился к поджидавшей его карете.

Каждый раз во время визита в дом фаворитки, король чувствовал, что его оценивают и взвешивают, как на базаре, но и не прийти он не мог, дабы почтенный папенька леди Миранды не оскорбился пренебрежением. Да и хотелось, как можно раньше убедиться, что ребенок Миранды – отмеченный Морозом.

Обмениваясь любезностями, Леотрим уговаривал себя сдерживаться и старательно делал вид, что не замечает тщеславных намёков ее отца, впрочем, тот пока не осмеливался вести себя слишком навязчиво.

Душу приятно грела мысль, как славно он перечеркнет все честолюбивые планы старого плута: удивится необычному родимому пятну, заявит, что это неспроста и пришлет доверенных магов, которые и озвучат договор с древним божеством.
Позже придется признаться во всём Энверу и выслушать от него лекцию о собственной неосторожности, но это мелочи, как и откупные, которые придется дать роду отставной фаворитке.

Обмениваясь ничего не значащими фразами с главой семейства, король ждал. Наконец, двери распахнулись, и в комнату чуть ли не вбежала запыхавшаяся служанка. За ней важно вышагивала одна из повитух.

– Всё прошло хорошо, госпожа Миранда в порядке и сейчас отдыхает, младенец здоров. Мальчик родился, его уже можно посмотреть.

Старый Грег поднялся на ноги и величественно двинулся по коридору, следуя за повитухой. Леотрим – следом. Идя по коридору, он чувствовал смутную тревогу. По пути к детской, король смог немного успокоиться: почему повитуха не сказала о необычном родимом пятне? Это же не рядовое явление! Мысль о том, что Мороз выбрал не этого ребёнка, Леотрим старательно от себя гнал.

Наконец король смог заглянуть в кроватку, сердце пропустило удар и лишь благодаря многолетней выучке он смог сдержать эмоции. Ни намёка на метку божества! Дальнейшее правитель запомнил плохо. Он говорил заранее подготовленные словеса, передал подарок для Миранды, порадовал её батюшку новой привилегией и, как в тумане, сел в карету.
Всю дорогу Леотрим лихорадочно пытался решить, что теперь делать. Мелькнула мысль, что неспроста королева забеременела после его договора с Морозом. Однако он не хотел верить, что придется отдать законного наследника – опору трона и гаранта будущих политических союзов.

Королева ждала близнецов, и роль каждого из братьев была предрешена – первенец станет королем, второй сын – советником. Младшему он уже и невесту начал присматривать среди местного дворянства. Здесь важно не ошибиться и породниться с самым могущественным родом, который сможет при необходимости оказать поддержку трону.
Нет, о том, чтобы расстаться с законным отпрыском не могло быть и речи. Значит, нужно завести еще нескольких бастардов – чтобы было кого предложить Морозу.

Приняв такое решение, Леотрим немного успокоился. Осталось только подобрать послушную девушку на роль следующей фаворитки.



Глава 2 Избранный


1


– Брат мой, ты ничего не хочешь мне сказать?

Король глянул на ввалившегося в кабинет мага несколько затравленно. Если старший брат вспомнил о кровных узах, ничем хорошим это кончиться не могло.

– Что именно, Энвер? – Леотрим постарался говорить спокойно и делать вид, что он вообще не понимает, о чем разговор. Получалось тяжело из-за головной боли после вчерашних гуляний по случаю рождения детей.– Что-то не то показали звёзды?

– Судьбы детей…– автоматически начал отвечать астролог, но тут же опомнился. – Тьфу! Не переводи тему! Скажи-ка мне лучше, почему у принца Алестера на лбу такое странное родимое пятно? От него за версту разит той же силой, что сковала льдом имперские войска! При этом у старшего, Арлана, нет ни капли магии?!

– Говори тише, – воспользовавшись паузой, попросил король и потёр виски, чувствуя, как боль усиливается.

– Вся история магии говорит, что не может быть так, чтобы дар проявился только у одного из близнецов. Что ты сделал, Леотрим? Это как-то связано с защитой, которую ты выпросил у древнего божества?

– Сядь, брат. То, что я тебе расскажу, не знает никто. Ни одно слово не должно покинуть пределы кабинета.

– Мне уже страшно от того, что ты мог натворить, – пробормотал маг.

– Мороз в обмен на свою защиту потребовал одного из моих детей себе в служители. Я думал, что речь идёт о бастарде, ведь королева тогда не была беременной. – Король вздохнул и обреченно закончил. – По договору избранного ребенка отметит родимое пятно в форме снежинки.

Энвер со стоном схватился за голову.

– Ты мог хотя бы посоветоваться со мной, прежде чем идти на сделку с божеством? Если Высшие требуют в услужение ребёнка, значит, его ещё нет! – увидев непонимающее выражение на лице брата, махнул рукой и процитировал. – Получив согласие, потусторонние сущности с первых дней зачатья наполняют дитя своей силой, и, родившись на свет, избранный сможет выдержать всю силу покровителя. Бастардом ты отделаться хотел… Миранда твоя, к тому времени, ко двору приезжать перестала, потому как живот уже скрыть было невозможно! Вот и выбрал Мороз одного из принцев. Когда и куда ребёнка везти?

– Когда Алистеру исполнится год, его будут ждать в Джетонских горах. Но я не собираюсь расставаться со своим отпрыском. – Наткнувшись на пронзительный взгляд, король поморщился, но продолжил смотреть в глаза брата.

– Ты хочешь пойти против воли существа, способного вмораживать в лёд целые армии? – тихо спросил Энвер.

– Да. И ты мне в этом поможешь.

От подобного заявления маг с минуту хватал ртом воздух, вскочил, схватил со стола графин и ополовинил его из горла.

– Ты сошёл с ума? Нельзя не выполнить своей части сделки.

– Я никому не отдам сына, даже божеству,– твёрдо произнёс правитель и Энвер понял, что брат не отступится.

2


Занимался рассвет, Леотрим, ещё затемно пришедший в кабинет, не находил себе места. Год назад праздновала вся столица, вчера празднование прошло скромнее и не вышло за пределы дворца. И вчера же младший сын должен был уже находиться в горах. Но, возможно, нахождение обоих детей в храме того, кто всегда противопоставлялся Морозу, сможет что-то изменить?

Резкий порыв пронизывающего ветра распахнул окна настежь, бросил в комнату хлопья снега, по подоконнику пополз лед.

– Вот значит, как ты держишь обещания, король? – крупный белый ворон влетел, громко хлопая крыльями. Стоило птице коснуться пола, как вокруг закружил снежный вихрь, и буквально через пару секунд перед мужчиной предстал разгневанный Кендрим. – Почему принц Алестер всё ещё во дворце?

– Именно потому, что он принц! Не было уговора отдавать законнорожденного ребёнка! – голос короля сорвался, но мужчина быстро взял себя в руки. – Вам нужно моё дитя, и я озаботился бастардами, чтобы у Мороза был выбор!

– Верно, – невозмутимо отозвался жрец, – но мы не уговаривались о том, что мой господин выберет себе служителя только из бастардов. Я пришёл за своим учеником.

– Мои дети сейчас находятся в Храме Солнца. – Правитель заставил себя говорить спокойно. С помощью брата он тщательно изучил все имеющиеся свитки и книги и знал, что божество, или дух, принявшее под защиту что-либо, или кого-либо, навредить уже не смогут.

– И они на это согласились? – жрец несколько удивился, а затем, поняв, что шуткой и не пахнет, расхохотался, отчего по стенам поползла ледяная корка. – Совсем страх потеряли! Ну, ничего, с ними я отдельно поговорю. А ты, король, послушай меня внимательно, – сказано это было ласково, но у Леотрима внутри всё заледенело от ужаса, – Мороз не станет вредить ни тебе, ни твоей стране, тут древние книги не соврали. Но ты кое-что забыл, а может, там этого просто не было. Это правило не распространяется на то, что создано с помощью Мороза. И речь сейчас идёт не только о Алестере, но и Арлане. Оба они появились благодаря милости моего господина и над ними власть его полная. Рождение законного наследника было ничем иным, как подарком от моего господина, жаль, что этого не понял ни ты, ни твой брат. Измельчали, видать, маги. – Кендрим вздохнул и глянул в глаза правителю. – Один найдёт, другой утратит, один создаст, другой – разрушит, и не прервётся этот цикл до того дня, как двое станут едины меж снега и льда. – С каждым словом, всё сильнее разгоралась снежинка во лбу старца, а кабинет всё больше походил на ледяную пещеру. – Такова будет отныне жизнь принцев. – Шаман рассыпался ледяным крошевом.

Леотрим перевёл дух. Неужели получилось отстоять сына? Вот только последние слова старика зародили тревогу. Что хотел он этим сказать? На отказ от своих прав на младшего принца это никак не тянуло, но и для проклятия звучало как-то не страшно. Оглядев всё ещё покрытый льдом и снегом кабинет, король, покачал головой: нельзя сюда пускать никого из слуг, придется потревожить Энвера.

В отличие от брата, маг отнесся к проклятию серьезно, хоть и не смог точно сказать, как оно отразиться на жизни принцев. От его совета не упрямиться и отдать младшего сына Морозу, Леонтрий снова отмахнулся. Оставалось лишь смириться и ждать, как проявит себя проклятие.

3


Дети росли, казалось, проклятие Мороза не имело силы. Король успокоился, убедив себя, что не придется расставаться с сыном, и только Энвер продолжал напряженно наблюдать за принцами, остро реагируя на каждую мелочь. Вот только Леотрим вовсе не собирался к нему прислушиваться, отмахиваясь от попыток брата указать ему на мелкие странности в поведении детей.

И в этот раз Энвер не одобрил идею брата привести Арлана и Алестера в казну. Однако Леотрим был категоричен – принцы должны знать силу и богатства королевства.

То, что детям едва исполнилось три года и они вряд ли смогут оценить по достоинству хранящееся редкости, короля не смущало.
Показав принцам сундуки с золотом и драгоценностями, Леотрим повел их во вторую часть сокровищницы. Здесь хранились волшебные артефакты.

Пока Алестер внимательно слушал отца, сося при этом палец и бросая лукавые взгляды на потенциальные «игрушки», старший успел стащить с нижней полки шлем.

– Нет! – Энвер тут же бросился отнимать артефакт: шлем был сломан и вместо того, чтобы защищать владельца, разрушал его здоровье. Однако сделав несколько шагов, маг остановился пораженный. Ладони Арлана окутало золотистое сияние, и аура шлема изменилась.

– Он починил артефакт… – прошептал Энвер, с ужасом смотря на наследного принца. Сам он пять лет безрезультатно бился, пытаясь восстановить конструкцию.

В этот момент к брату подбежал Алестер. Он схватил шлем и тут же раздался взрыв. Энвер успел накрыть детей и себя с Леотримом куполом безопасности, но это не помогло. Энергия, вырвавшаяся из разрушенного артефакта, смела защиту, словно ее и не было. Прокатившись разрушающей волной по всей сокровищнице, она уничтожила часть артефактов, а часть повредила либо обессилила.

Король лежал без сознания, с его виска стекала струйка крови. Оба близнеца, живые и невредимые, сидели на полу и громко ревели.

Тихо матерясь, маг вытер текущую с носа кровь и проверил состояние короля. Жив, слава богам.
Леотрим пришел в себя только через трое суток. Молча выслушал очередную нотацию брата и пошел к сыновьям. Близнецы играли в саду.

– Ну, где же она?
– Здесь была.
– Ты снова потерял ее!
– Я найду!
– Ты никогда не можешь ничего найти.
– Я постараюсь.
– Ты постоянно все теряешь! Сначала кошку потерял, потом мой меч, теперь ее!

– Что случилось? – Леотрим подошел к детям. Братья были похожи между собой, как две капли воды, за исключением родимого пятна, которое клеймом сияло на лбу младшенького. Оба русые, синеглазые, с пухлыми губками и одинаковыми ямочками на правой щеке.

– Я нашел золотую ящерицу с рожками! – принялся возбужденно рассказывать Арлан. – А он, – принц ткнул пальцем в брата, – ее потерял!

– Ты видел саламандру? – затаив дыхание спросил король. Считалось, что это священное животное является только тем, кого благословили боги.

– Ящерицу! – возразил Арлан против незнакомого слова. – Золотую ящерицу с рожками. А потом подошел Алеська, и она исчезла!

– Пойдем со мной, – Леотрим подхватил старшего на руки, намереваясь немедля показать его жрецам.

– А я? – Алестер с надеждой подбежал к отцу.

– А ты останешься здесь.

Младший только обижено вздохнул.

Король надеялся, что служители пантеона смогут подтвердить благословение, – ведь это позволило бы наследнику избавиться от проклятия Мороза, – однако результат был неутешительным.

– Прошу прощения, Ваше Величество, но, возможно, принц все выдумал? Дети часто сочиняют сказки. Если бы золотая посланница действительно явилась, свидетельствуя о милости богов, то ваш наследник сейчас светился бы благословением.

– Благословение могло исчезнуть по какой-либо причине?

– Конечно, нет, – не сдержал снисходительной усмешки жрец.

Король только нахмурился, вспоминая проклятие Мороза: «Что старший найдет, то младший потеряет…»

С этого момента Леотрим приказал не спускать глаз с принцев и докладывать ему обо всех, даже самых незначительных событиях.

Как оказалось, проклятие проявляло себя даже в мелочах. Стоило Арлану привязаться к животному или получить интересную игрушку, как она тут же исчезала. Любимая няня и та сбежала из дворца с любовником, после того, как провела несколько часов в обществе младшего принца.

В тот день Леотрим взял с собой наследника на переговоры с послом Аркии, приказав няне не спускать глаз с Алестера и не выпускать его из комнаты до вечера.

Благодаря волшебному влиянию Арлана, удалось достичь очень выгодных договоренностей. Вот только они так и не были подписаны. На следующее утро посол столкнулся с убегающим от нянек Алестером и резко переменил свой настрой.
Да, все эти события могли быть случайны, вот только подобное повторялось изо дня в день.

Леотрим же до последнего продолжал надеяться, требуя от Энвера найти способ снять проклятие. Маг только руками разводил. Соперничать с древним божеством ему не под силу.

Время шло, близнецам исполнилось пять лет. Король присмотрел младшему сыну невесту – дочь герцога Равила, и был полон решимости осуществить брак как можно раньше.

Герцога с семьей пригласили во дворец на празднования Дня Солнцестояния. Алестера познакомили с невестой, после чего детей отдали под наблюдение нянек.

Что произошло дальше, никто так и не смог сказать, однако уже через час поднялась паника – невеста принца пропала.

– Мы играли в саду, – беспомощно развел руками Алестер, – а потом я ее потерял…

Дочь герцога нашли только через два часа упорных поисков: она без памяти лежала на берегу садового пруда.

Мокрая одежды и волосы красноречиво говорили о том, что девочка едва не утонула.

– Вы пригласили нас, чтобы убить мою наследницу?

– О чем вы, герцог! – попытался успокоить его Леотрим. Однако вельможа не желал ничего слушать.

– Помолвки не будет! – подхватив дочь на руки, он поспешил прочь, на ходу приказывая слугам готовиться к отъезду.

Происшествие стало для короля последней каплей. Герцога он, как мог, задобрил и даже уговорил отложить отъезд до окончания празднования, однако о помолвке речь больше не шла.

А на следующий день после отъезда герцога, король приказал отправить младшего сына в монастырь Солнечного бога.

4


Воздух впервые за долгое время не дрожал от зноя, лето выдалось очень жарким, и прохладный денёк казался настоящим благословеньем. Небольшой отряд торопился пройти как можно большее расстояние, ведь до монастыря осталось не так уж много верст. Если не случиться ничего непредвиденного, есть хорошие шансы эту ночь провести под крышей.

Дорога вымотала всех, кроме самого младшего члена. Принц Алестер, пользуясь неожиданно свалившейся свободой, словно забыл, что существует такая штука, как усталость. Заставить его усидеть в карете, было просто невозможно, что не добавляло сопровождающим лицам спокойствия.

– Ваше высочество! – запыхавшаяся нянька в который раз за руку вела сорванца к отряду и уже с трудом сдерживала раздражение. – Что вам говорил ваш батюшка? И о чем все эти дни просила я вас? Пожалуйста, не отходите далеко! Если что-то понадобиться, говорите мне!

– Но я не отходил! – возразил мальчик. – Там, на цветочке была такая красивая бабочка! Мне хотелось рассмотреть её получше. А она улетела! Но рядом порхала ещё одна! С изумрудными крылышками!

– Хорошо, мой принц, – женщина обречённо вздохнула, – давайте в следующий раз посмотрим на бабочек, цветочки или что там ещё заинтересует вместе.

– Конечно! – улыбнулся мальчик. – А потом расскажем всё, что видели, братику! Жалко, что папа не отпустил его с нами! – вспомнив о брате, Алестер погрустнел. Он скучал без Арлана, ведь раньше они никогда не расставались надолго. А сопровождающие взрослые такие скучные, словом лишний раз не обмолвятся.

Няня кивала, соглашаясь, сейчас она была готова согласиться с чем угодно, если это даст гарантию, что неугомонный подопечный никуда больше не исчезнет.

Может, быть воспитательницей принца – великая честь и знак высшего доверия, но Кларисс уже готова проклясть всё на свете.

Не зря же её предшественница сбежала! И почему ей не достался старший принц? С ним никогда не было подобных проблем!
Боги, насколько разные дети, а ведь у них всего несколько минут разницы в появлении на свет! Видно правдивы гуляющие по столице слухи, что второй принц проклят за то, что король не выполнил какое-то обещание, данное древнему божеству.

– Нянюшка, смотри, снежинка! – отвлёк от размышлений удивлённо-радостный возглас ребёнка.

– Где? – она ожидала увидеть снежноцвет, изредка встречающийся в этих местах маленький белый цветочек. Однако с неба действительно падали холодные льдинки. Кларисс, не веря своим глазам, подставила ладонь, и снежинка прохладным прикосновением коснулась кожи. А множество её товарок, медленно кружа, опадали вокруг.

Снег посреди лета? Плохое предзнаменование…

– Быстро в карету! – раздался резкий оклик командира отряда. – Всем достать амулеты!

Схватив подопечного на руки, женщина поспешила в укрытие. Памятуя наставления мага, она торопливо извлекла из маленького мешочка специально приготовленные обереги и надела на шею принца.

Снаружи раздались испуганные возгласы, и, выглянув в окно, Кларисс с ужасом увидела, что они оказались в снежной буре. В зыбкой белой пелене, заволокшей всё, то и дело мелькали размазанные силуэты огромных волков, слышалось завывание. Воинам с трудом удавалось держать в повиновении лошадей.

Внезапно мелькнула бледная тень, раздался жалобный треск двери, и в карету ворвалась лавина. Кларисс откинуло на подушки, она услышала, как клацнули зубы, и краем глаза успела увидеть крупного хищника с сияющей серебром шерстью. Миг – и Кларисс осталась в одиночестве. На том месте, где только-только сидел принц, остался лежать разгрызенный амулет. Охнув, няня выскочила из кареты, упала, зацепившись за обломок двери подолом платья, наконец, неловко побарахтавшись в снегу, поднялась на ноги. Стражники, всё же не смогли удержать лошадей и теперь, ругаясь, старались выбраться из снега. Отряд находился в центре большого сугроба, а вокруг, как и положено по календарю, царило лето.

5


Леотрим мрачно смотрел на коленопреклоненного командира отряда, с которым он несколько дней назад отправил младшего из близнецов, и пытался решить, что же ему теперь делать. Самым неприятным во всей сложившейся ситуации было то, что винить, кроме самого себя, было некого.

– Значит, принца забрали снежные волки, – негромко проговорил король и глянул на старшего брата. Энвер вертел в руках разгрызенный острыми зубами амулет. Маг поднял взгляд и посмотрел брату в глаза, без слов говоря: «Что ты теперь будешь делать?»

– Людям не тягаться с волей божества… Энвер, наложи на всех участвовавших в походе заклинание забвения. Я не хочу, чтобы о происшедшем болтали.

Едва только командир отряда вышел, как дверь снова распахнулась. Войти без стука мог себе позволить только один человек.



– Муж мой, вы ничего не желаете мне сказать? – глядя на надвигающуюся неотвратимо, как вал конницы, супругу, Леотрим напрягся и с надеждой глянул на брата, но тот с невозмутимым видом отошёл в сторону: в их семейные отношения маг не лез принципиально.

– Алисия, дорогая, как прошла твоя поездка? – мужчина думал, что у него будет ещё несколько дней, чтобы подготовить жене достойное объяснение на всё, но она вернулась раньше намеченного срока.

– Как и все предыдущие визиты к могилам предков, – отрезала королева, оглядывая обоих мужчин с подозрением. – Что произошло?!

– Алисия, пожалуйста, присядь, нам надо поговорить, – король постарался говорить как можно мягче.

– Несомненно! – супруга, вместо того, чтобы выполнить просьбу, подошла к столу и оперлась на него руками, нависая над ним.

– Где наш младший сын?! И не надо врать про монастырь! Я заезжала туда по дороге и мне всё рассказали!

Энвер, всё так же не нарушая молчания, накинул на кабинет чары, чтобы никто даже случайно не мог услышать, о чём пойдёт речь.

– Я слишком долго тянул с выполнением договора с Морозом, и он решил взять своё, – покаялся король и тут же, увидев недоумение на лице жены, пожалел, что не уточнил, что именно ей рассказали жрецы, но отступать было уже поздно…

Когда Леотрим закончил рассказ, в кабинете воцарилась тишина. Лицо сидящей женщины словно закаменело, жили только глаза, но они были наполнены такой болью, пополам с яростью, что мужчины боялись лишний раз пошевелиться.

– Будь ты проклят, муж мой, – прошептала Алисия побледневшими губами. – Как ты отрекся от сына, так и он отречется от тебя.

– Королева вскочила и, шелестя юбками, вылетела из кабинета.

– Алисия!

– Стой! – брат успел схватить короля за руку. – Она тебя сейчас не услышит! Надо заняться проклятием!

– Какое проклятие?! Я должен остановить жену, пока она не наделала глупостей!

– И твой в таком же состоянии, – маг вытянул из ворота и показал потемневший, покрытый сетью трещин защитный амулет, висящий на тонкой цепочке. Королева – сильная женщина, а учитывая её состояние, не удивительно, что защита не выдержала.

Энвер чуть ли не за руку отвёл брата в свою лабораторию и принялся разбираться с проклятьем, благо, пока пытался найти способ противостоять чарам Кендрима, изрядно поднаторел в этом деле.

– Нам надо быть очень осторожными, – наконец вынес вердикт маг. – Это не до конца сформировавшееся проклятье, и снять его не удастся. Навредить оно не может, но в любой момент может проявиться. – Энвер счел за лучшее пока промолчать, что уловил четкую связь между проклятьем и младшим принцем.



Глава 3 Дорога для принца

1


Праздник Нового Года в столице всегда отмечался с размахом. И этот раз не стал исключением.

Во дворец пригласили несколько актерских трупп для развлечения придворных.

На третий день празднования в королевском театре выступали циркачи. Труппа почтенного Иоганна Тру старалась изо всех сил, стремясь оправдать оказанную честь. Король милостиво кивал, и даже принц, которому, по слухам, угодить было не легче, несколько раз похлопал в ладоши. Правда при этом он больше внимания уделял своей соседке, чем выступающим.

Адию, дочь маркиза Таар, прочили на роль будущей фаворитки принца Арлана.

Наследник вот уже полгода, как расстался с предыдущей пассией, и влиятельные роды активно конкурировали за возможность подсунуть ему своих дочерей.

Адия была молода и прелестна, Арлан надеялся, что у нее будет больше такта и меньше жадности, чем у ее предшественницы. Впрочем, по мнению принца, голубые глаза и высокая грудь могли на некоторое время сгладить любой недостаток характера.

Склонившись к девушке, Арлан как раз нашептывал ей очередной двусмысленный комплимент, когда Тру объявил, что сейчас выступит «знаменитая на весь мир гадалка Эрис».

Тяжело опираясь на клюку, на помост вышла горбатая старуха. Седые волосы спадали на лицо, закрывая его почти полностью, черный балахон волочился по полу, а зеленые глаза из-под кустистых бровей внимательно рассматривали зрителей.

– А сейчас Эрис всем желающим расскажет правду о прошлом, будущем и настоящем! – соловьем заливался Тру.

Шаркающей походкой гадалка направилась к зрителям.

– Ах, как интересно! – всплеснула в ладошки Адия. – Как думаешь, она действительно умеет читать будущее?

– Жрецы говорят, что подобное недоступно человеку, – Арлан бросил мимолетный взгляд на старуху и склонился к маленькой ладошке, целуя пальчики.

Адия зарделась, но руку не отняла, помня строгий наказ папеньки добиться расположения принца.

Гадалка заметила интерес девушки и подошла к королевской ложе.

– Не желает ли благородная госпожа узнать, что ее ждет? – Эрис говорила тихо, но каждое ее слово было отлично слышно.

– А ты, правда, можешь мне это сказать? – глаза Адии светились любопытством.

– Позвольте, госпожа, – сухие пальцы крепко впились в девичью ладонь. – Вижу, хорошо вижу, что будешь ты жить долго и счастливо. Муж твой будет богат и знатен, и родишь ты ему девятерых детей…

– Как интересно, – Арлан несколько ревниво попытался вернуть внимание девушки.

Гадалка выпустила руку девушки и схватила ладонь принца. Прикосновение было холодным, словно лед.

– Что, отмеченный богами, нелегко тебе живется? – она подмигнула, и Арлана невольно в дрожь бросило. – Постоянно ты что-то находишь: то счастье, то беду, то любовь, то измену. И горе попадается чаще, чем радость, не так ли?

Принц вздрогнул: слова старухи почти полностью совпадали с его собственными мыслями.

– О чем ты?

– О том, что ты не один у отца…

– Уберите старуху, – король, которому не понравилось, какой оборот принимает разговор сына со старой шарлатанкой, дал знак страже, и гадалку увели прочь.

Арлан нахмурился. У него давно зрело подозрение, что он находится под проклятием. Глупо, наверное, ведь если бы подобное имело место, дядя обязательно справился бы с проблемой.

Однако ведь нельзя так просто отмахнуться от того, что он постоянно попадал в опасные ситуации. Обычно все начиналось с того, что принц находил невинный с виду предмет, который на деле оказывался опасным артефактом, либо знакомился с людьми, которые становили угрозу для него лично либо для королевской семьи.

Полгода назад он и вовсе сумел подцепить стыдную хворь. Это же надо изо всех шлюх борделя выбрать больную! Дом терпимости потом тщательно проверили – остальные девушки были здоровы, «повезло» исключительно принцу. Ох, и влетело ему тогда от отца… Спасибо дяде, вылечил.

Неделю назад, подбирая украшения для бала, Арлан случайно нашел аквамариновый кулон. Откуда взялся – неизвестно. Позже Энвер опознал в нем кулон его покойной прабабки, которая была искусной колдуньей. К сожалению, прабабка обладала слишком оригинальным чувством юмора: она любила навешивать на драгоценности проклятия и разбрасывать их по дворцу. Тому, кто находил подобный сюрприз, приходилось не сладко.
Арлану досталась оспа. Всю неделю он провел в лазарете под неусыпным надзором придворного мага, только сегодня утром Энвер признал его здоровым. Благодаря магии оспинок на лице не осталось, и принц мог по-прежнему гордиться безупречной кожей.

И в тот момент Арлану показалось, что старая гадалка знала о причине его постоянных несчастий.

Вот только поговорить с Эрис в тот день не удалось – после представления состоялся бал, на котором он был обязан присутствовать.

А на следующий день оказалось, что циркачи исчезли без следа. С большим трудом Арлану удалось узнать, что их видели спешно покидающих столицу через западные ворота. Выезжали они на рассвете, и стражники слышали, как хозяин труппы ругал седую старуху, что она лезет, куда не просят, со своими пророчествами…

2


Арлан был готов отправиться в погоню сразу же, как только узнал направление, в котором удалились циркачи.

Однако сначала пришлось дождаться окончания праздников, потом отец отправил его на восток – решать жалобы местных дворян, и только к весне Арлан смог освободиться и заняться тем, что его интересовало больше всего.



Любопытство подогревалось еще и тем, что после беседы с гадалкой ему время от времени стал сниться странный сон. Принц видел самого себя, только более бледного, с синими от холода губами и короткими, всего лишь до плеч, волосами, на которых блестел иней.

Весной же был повод уехать, не давая отцу детальных объяснений: приближался день рождения матери.
Тринадцать лет назад королеву признали безумной. Ее отправили в монастырь, где она жила под присмотром служителей Солнца.

Раз в год, весной, к ней допускали посетителей, и Арлан сумел убедить отца, что ему эти встречи необходимы. Мать он любил и сильно жалел, что болезнь не дает ей возможность жить с семьей.

Поэтому прежде, чем отправляться на поиски гадалки, Арлан заехал в монастырь.

Королева в скромном сером платье сидела у окна за вышивкой. Русые волосы спрятаны под белым чепцом, на пальце правой руки – простенькое деревянное колечко.

– Алестер? – Алисия подняла выцветшие глаза на вошедшего.

– Меня зовут Арлан, я твой сын, – принц подошел и взял мать за руку.

– Ты вспомнил Алестера? – требовательно спросила королева.

Не желая ни врать, ни спорить с больной, Арлан молча обнял мать.

– Все еще считаешь, что я безумна? – в голосе королевы скользнула горечь. – Может и так, да только не больше, чем твой отец, который заключил позорную сделку, или твой дядя, который заставил тебя обо всем забыть… Но, не будем тратить время на споры. Расскажи, о себе. Ты у меня такой красавец. Много девичьих сердец разбил, а?

Арлан провел с матерью весь день. Вечером поговорил со старшим жрецом, но тот снова не смог сказать ничего утешительного – надежды на выздоровление королевы по-прежнему не было. Переночевав в обители, принц утром попрощался с матерью и уехал.

3

Доверенные лица, которых принц тайно от отца отправил на поиски труппы Господина Тру, сообщили, что последний раз видели циркачей в Илире.

Однако приехав в город, Арлан узнал, что опоздал. Труппа действительно выступала в этом городе, вот только они уехали буквально за пару дней до его приезда, словно некая сила их развела. Расспросив людей, он уже собирался последовать за таинственной гадалкой дальше, но случайная встреча изменила его планы.

Принц спешил к городским воротам, когда под копыта его коня бросился маленький серенький комочек. Следом за ним на дорогу выскочила худенькая девушка.

Арлан рванул повод, едва успевая развернуть коня и не дать ему растоптать сумасшедшую.

– Тебе что, жить надоело?!

– Смотри, куда несешься! – огрызнулась незнакомка, прижимая к себе испуганного котенка.

– Господин, прошу простить мою дочь. Лианна не хотела вас оскорбить… – на шум прибежал толстенький бородач. Увидев, что непослушная дочь сцепилась с дворянином, торговец коврами Дамиль выбежал из лавки, надеясь затушить скандал еще в зародыше. От этих сынков благородных особ никогда не знаешь, чего ожидать. Впрочем, Арлан не слушал его извинений, с интересом рассматривая девушку.

– Не сердится ли высокородный господин?

– Да разве можно сердиться на такую красавицу!

– Не соизволит ли выпить кофе в знак примирения?

– Почему бы и нет?

Арлан спешился и, бросив поводья подбежавшему слуге, пошел за купцом. Не желая раскрывать, кто он на самом деле, принц представился чужим именем – виконт Ариман Вандесс звучало достаточно внушительно, чтобы купец не задавал лишних вопросов.

Попивая кофе и бросая заинтересованные взгляды на Лианну, Арлан решил задержаться на несколько дней в городе. Ведь вовсе не обязательно нестись сломя голову за гадалкой, если это можно поручить доверенным людям. Тем более у купеческой дочки такие очаровательные голубые глаза…

Несколько дней растянулись на месяц. Привыкший к легким победам, принц не ожидал, что встретит сопротивление своим желаниям. Его ухаживания Лианна принимала благосклонно, вот только дальше поцелуя руки дело так и не пошло.

Азарт сменился раздражением, но под нежным взглядом девичьих глаз, злость ушла. Смирившись, что легкой победы не будет, Арлан сам не заметил, как все больше привязывался к Лианне.

Принц забросил поиски таинственной гадалки, равнодушно откладывая в сторону донесения своих людей.

Более того, Арлан проигнорировал даже письмо отца, в котором Леотрим настойчиво просил прибыть в столицу на праздник Благоденствия. Принц хотел провести этот день с Лианной, тем более ей выпала честь изображать саму Весеннюю Деву, покровительницу всех незамужних девушек.

– Я готова! – Лианна выскользнула из цепких рук служительниц вечно юной богини и предстала во всей красе.

– Лианна, как же ты прекрасна! – Арлан не мог оторвать от девушки взгляд. Та игриво рассмеялась и, красуясь, закружилась на месте. Тонкие расшитые юбки из нежно-зелёной ткани взвились, на миг показывая стройные ножки в мягких туфельках.
Все придворные дамы в этот момент показались верхом вульгарности и наигранности. И Арлан неожиданно для себя понял, что хочет видеть ее рядом с собой все время.

Вот только прежде чем делать предложение, следует поговорить с отцом. Тот, конечно, будет против, поэтому нужно серьезно подготовится к разговору.

Отбросив грустные мысли и подав Лианне руку, он повел избранницу на главную площадь города, где вот-вот должны были начаться гуляния. Им предстояла особая роль – открывать праздник весны.

Площадь встретила радостным гомоном, смехом и незатейливой, но веселой музыкой. Арлан вел девушку в танце, чувствуя, как радостно бьётся в груди сердце, и мысленно примеряя на неё пышное королевское платье. Собственные фантазии так захватили Арлана, что вопреки благоразумным мыслям, он не сдержался:
– Лианна, ты… – дыхание перехватило, но парень смог сделать глубокий вход и закончить, – ты согласишься выйти за меня замуж?

Девушка от неожиданности сбилась с шага и оступилась, но принц её поддержал.

– Ох, Ариман, – ясные голубые глаза красавицы были полны удивления пополам с радостью, – но ведь ты – дворянин, а как бы ни была богата моя семья, мы – простолюдины. Разве твой батюшка согласится на такое?

– Я смогу его убедить, – парень впервые за всё время пожалел, что не просто дворянин, а ещё и наследный принц. Разум коварно напомнил, что помимо батюшки есть ещё многочисленные придворные, которые такому раскладу не обрадуются, но ничего, их всех можно заткнуть, если папа и дядя дадут добро!

– В таком случае, я думаю, мои родители не будут возражать, – сомнения в их согласии у Лианны не возникло. – Но с этим разговором стоит повременить до того, как ты получишь разрешение.

– Я не стану с этим тянуть, обещаю.

Проводив Лианну домой, принц вернулся к себе. Он снимал номер в лучшей гостинице города. Войдя в комнату, он сразу заметил гостя: за окном важно прохаживался по карнизу крупный почтовый голубь с королевским гербом на груди.

Принц открыл окно и получил конверт. Пробежав взглядом по строкам, Арлан встревожился, ещё раз перечитал письмо и бросил недовольный взгляд на присланного дядюшкой голема, невозмутимо изображавшего обычного голубя. Как же оно всё не вовремя!

Принц усмехнулся – у судьбы есть чувство юмора. Стоило найти девушку, на которой хотелось жениться, как выяснилось, что почтенный родитель вовсю вынашивает матримониальные планы и лично подбирает невест. И даже не поставив в известность! Если убрать из послания все словесные кружева, выходило: «Соседи шлют портреты принцесс и знатных девиц, быстро езжай домой, а то невесту тебе сами выберем…»

С отца станет договориться о браке, не спросив его! И тогда о свадьбе с Лианной не придётся и мечтать!
Принц принялся спешно переодеваться. Не стоит терять времени. Если он воспользуется королевской курьерской службой, то сможет менять лошадей каждые десять-пятнадцать миль. Это позволит приехать в столицу уже через пять суток. А если не жалеть лошадей и не делать остановок – и того меньше.

Мелькнула мысль дождаться дня и попрощаться с Лианной, объяснив ей, что он вынужден отправиться к отцу немедленно. Вот только тогда он потеряет время, которое отец запросто может использовать, чтобы женить отсутствующего сына без его согласия. Слишком рискованно. Нужно отправляться в путь немедленно!

И все же Арлан задержался, чтобы наспех черкнуть пару строк, в которых объяснял, что он вынужден уехать на несколько дней, но скоро обязательно вернется.

Разбудив сонного портье, принц вручил ему письмо, приказав утром доставить его по указанному адресу, оставил щедрые чаевые, оплатил комнату наперед и поспешил в конюшню.



Глава 4 Ученик жреца


1


– Волкам нужна еда. Поэтому людям запрещено охотиться на оленей.

– Да, учитель, – Алестер слышал все это уже не раз, но не возмущался. Если Кендрим считает, что нужно повторить – пусть говорит. Спорить со старым жрецом и доказывать, что уже все знаешь – себе дороже.

В камине весело пылал огонь. Алестер следил за кашей, а его наставник раскачивался в кресле-качалке.

– Люди жадны. Если дать им волю, они уничтожат всех оленей, и тогда волкам не на кого будет охотиться. Голодные, они пойдут в селения и начнут резню. Ты же знаешь, наши волки нечета своим серым братьям.

– Да, учитель, – Алестер снял с огня кашу и принялся насыпать обед в тарелки.

– Поэтому и кара за убийство оленя высока – смерть. Ведь убивая рогатого зверя, охотник ставит под угрозу жизнь своего селения.

– Да, учитель, – Алестер нарезал хлеб и спустился в погреб за соленьями.

Кендрим подождал, пока он вернется, и продолжил.

– Тот, кто готов рискнуть жизнями многих ради сиюминутной выгоды, не заслуживает прощения.

– Да, учитель, – Алестер нацедил в кувшин квасу из бочонка, который принес заранее.

– Однако мы должны помнить, что нужда может заставить человека нарушить любое правило, даже то, которое установлено для их блага. Поэтому мы, хранители Джетонских гор, должны заботиться о том, чтобы на полях рос щедрый урожай, в реках хватало рыбы, а погода никогда не оказывалась слишком жесткой. Ты меня понял?

– Да, учитель. Прошу к столу, я уже все приготовил.

Кендрим, демонстративно кряхтя, пересел от очага за стол. Алестер спрятал улыбку: жрец вовсе не был таким немощным, каким желал казаться.

Не успев приступить к еде, Алестер ощутил смутное беспокойство. Что-то нехорошее происходило на священных землях.

– Учитель?
– Да?
– Я слышу зов о помощи.
– Все верно.
– Ты поможешь бедняге?
– Я нет. Ты и сам справишься. Небось, очередной охотник за пушниной пошел в лес, забыв, что у нас здесь не бывает весны. Поспеши, если не хочешь, чтобы этот глупец превратился в ледышку.
– Да, учитель.
Алестер отставил тарелку и встал из-за стола.

Он жил в уютной избушке Кендрима последние тринадцать лет. Алестер хорошо помнил, что его принес сюда снежный волк. В первые мгновения, когда зверь выхватил его из рук няни, было страшно, но потом пришел восторг. Ехать на спине огромного волка оказалось захватывающе интересно. Маленький Алестер очень хотел рассказать о своем приключении брату, вот только Кендрим сразу огорчил его, сообщив, что он принадлежит Морозу и никогда не сможет вернуться домой.

Поначалу было горько, но скоро новые впечатления вытеснили грусть, и мальчик полностью окунулся в новую жизнь, наполненную чудесами и настоящим волшебством.

Последние три года жрец давал воспитаннику все больше свободы, потихоньку передавая ему свои обязанности.
Вот и сейчас самого отправил решать вопрос с заблудшим путником.

Одевшись, Алестер вышел во двор и вытянул руку в сторону ближайшего сугроба. Повинуясь его воле, снег взвился вверх и через минуту превратился в огромного белого волка. Создавать снежных существ ученик жреца научился уже давно, и с каждым разом звери получались все совершенней.

Сев на спину голема, Алестер поспешил на зов.


Продолжение в комментариях

@темы: G, Джен, Миди, Музыка, Ориджинал

Комментарии
2015-01-15 в 15:26 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 4, продолжение

2015-01-15 в 15:26 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 4, окончание

2015-01-15 в 15:27 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 5 Предсказание гадалки

2015-01-15 в 15:27 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 5, окончание

2015-01-15 в 15:28 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 6 Братья

2015-01-15 в 15:28 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 6, продолжение

2015-01-15 в 15:30 

adike
Мне нравится мой возраст, когда УЖЕ можно… ЕЩЕ можно… и ВСЕ можно!!!
Глава 6, окончание

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

НИИ Сказок и Жизни

главная